satchel17 (satchel17) wrote,
satchel17
satchel17

Categories:

налегке

В пьесе «Сирано де Бержерак» ключевой момент - осада Арраса 1640г. Сирано пишет с фронта письма Роксане, для их отправки тайком проходя через испанские позиции. Благо, «он знает пункт, где каждой ночью пьяны бывают все: солдаты, капитаны». И все же «легким надо быть, чтобы пробраться там». Собственно, это французы осаждали город. Но их самих блокировала армия кардинала-инфанта, не пропускавшая ни любовные письма, ни продовольствие. Как показал пример Сирано, эта блокада была дырявой, и Аррас пал.

Когда в июле 1654 испанцы с принцем Конде явились его отбивать, ситуация повторилась. Бастионная система фортификации к середине 17в. уже была наукой, и штурмы стали слишком опасны. Взятие городов часто превращалось в слоеный пирог взаимных блокад, построенных по одним и тем же правилам.


arras_image1.jpg
Аррас в начале 17в. Стандартные укрепления для старого города. Средневековые стены усилили бастионами, компенсируя неправильную форму периметра множеством равелинов, кронверком и т.д.

Испанцы, окружив город, тоже действовали по стандарту, «потратив много труда и очень мало воображения» (К.Даффи "Siege warfare”). Соорудили сложные контрвалационную и циркумвалационную линии, снабдив их десятками реданов, редутами, парапетами и рвами. А затем повели траншеи к стенам Арраса. Пока они над всем этим трудились, их окружила 22-тысячная армия маршала Тюренна, построив снаружи свои полевые укрепления.


593_001.jpg
Испанские позиции в 1654.

Испанцы имели около 30 тыс.чел., но двойные осадные линии вышли такими огромными, что на полноценный гарнизон людей не хватало. У Тюренна тем более не получалось полностью заблокировать испанцев - слишком велика площадь. Французская кавалерия пыталась отрезать их от снабжения, но испанцы перешли на быстрые конные конвои. Без подвод, только всадники с 25-фунтовым мешком пороха на седле, проходившие через дыры французской блокады. Они тоже умели быть легкими.

Тюренну, в свою очередь, надо было поддерживать связь с гарнизоном Арраса. Донесения оттуда важнее писем Роксане, и доставлять их через испанскую блокаду опаснее. Король Англии Яков II (в 1654 служивший с Тюренном) вспоминал: «Один из посыльных проглотил записку, обернутую в свинец, чтобы в случае задержания и обыска ее не нашли. Прибыв в момент, когда генералы с нетерпением ждали известий о городе, посланник не мог исторгнуть бумагу более 24 часов, несмотря на несколько слабительных. Генералы были возмущены, и маршал де Ла Ферте кричал с гневом, что «мерзавцу надо вспороть брюхо». Посыльный, находившийся у входа в шатер, услышал это и так испугался, что кусок свинца вышел из него прямо тут же» (здесь и далее "Memoirs of James II”).

Из полученных таким образом сведений стало ясно, что Аррас на грани сдачи. Тюренн убедил штаб не пытаться вымаривать испанцев традиционной блокадой, а атаковать всей мощью. У противника людей больше, но они растянуты по осадным линиям, надо лишь найти слабое место. И тут Тюренну помогла психология. Испанские командиры педантичны и все делают "по книжке" - это можно использовать.

«Мы прошли вдоль их позиций столь близко, что под одним офицером конь был убит из мушкета. Так Тюренн смог увидеть силу каждого участка, ибо все их войска стояли под ружьем, когда мы проходили мимо. Он выяснил, что участок дона Фернандо де Солис был слабейшим в людях, и решил нанести там главный удар.
Офицеры указали Тюренну, что опасно идти так близко от врагов, где мы как на ладони, нас могут атаковать и разбить. Он признал, что это верно, и на участке принца Конде он бы на такое не решился. Но, послужив с испанцами, знал их порядки. И был уверен, что, увидев нас, де Солис не будет делать что-то сам, а сначала уведомит командующего, графа Фуэнсалданья. А граф уведомит эрцгерцога. А затем все они пошлют за принцем Конде, находившимся по другую сторону города, чтобы провести совещание и решить, что делать. И пока это совещание пройдет через все процедуры, мы спокойно успеем осмотреть позиции, не опасаясь ничего, кроме огня их пушек. Так оно и вышло, о чем Конде впоследствии мне рассказывал».

В ночь на 25 августа французы сосредоточились для атаки напротив участка де Солис. Впереди пехота и саперы, сзади кавалерия с инструментами и фашинами. Чтобы создать панику, приготовили 3 ложных атаки на других участках, для имитации массовости используя веревки с привязанными фитилями. «Все было так хорошо организовано, что не случилось никакой путаницы, каждый знал свою задачу. ...Мы вышли на рубеж в срок, не выдав себя. Хотя, не выполни мушкетеры приказ спрятать фитили, на большей части пути враг бы нас наверняка заметил. Ночью я проверял, как приказ выполняется, и не смог увидеть со стороны ни одного огонька». Тем сильнее был эффект, когда перед атакой "все они одновременно извлекли горящие фитили. Зрелище славное, тем более ветер их раздувал, и они ярко горели в ночной темноте."
memoirsofjamesii002129mbp_0194.jpg
Разблокирование Арраса, 1654. Видны направления основной атаки (слева вверху) и 3 ложных.

Сам Тюренн в мемуарах своих солдат не идеализирует, и признает добросовестность испанской фортификации. «Впереди линий проходил замаскированный ров около 6 футов глубиной и 9 шириной. Между ним и основным рвом была площадка с множеством круглых ям, что зовут «колодцами», 5 футов глубиной и фут в диаметре. В промежутках вкопаны колья 1.5 фута высотой, задерживать конницу. Дальше находились обычные полевые укрепления с рвом глубиной 7-8 футов и парапетом.
… мы практически не встретили сопротивления, но предприятие казалось таким трудным, что только офицеры и несколько солдат поднялись на парапет. Остальные остались внизу, боясь приблизиться. Мы потратили полчаса, заваливая рвы, кавалеристы спешились и носили фашины. Только потому, что мы атаковали на таком широком фронте, нам удалось в некоторых местах пройти линии. Всюду, где было хоть какое-то сопротивление, нас отбрасывали. К рассвету проходы были сделаны, и зашедшим внутрь войскам дан приказ построиться ... но восторг, охвативший солдат, вид отступающего противника и надежда на грабеж привели к тому, что целая армия ринулась вперед». (Тюренн, «Мемуары»)

К счастью для испанцев, Конде не потерял голову. Наплевав на субординацию, совещания и прочий chain of command, он пересек позиции и повел свою кавалерию в контратаку. Благодаря ему потеря линий не превратилась в полную катастрофу, но все равно испанцам пришлось уносить ноги, бросив обоз и артиллерию.
Аррас был спасен, и Тюренн там сломал не только испанскую оборону. Он сломал сложившуюся традицию осторожных, «правильных» осад. Наука наукой, а на каждую сложную блокадную линию найдется кто-то нестандартный и легкий, как Сирано де Бержерак.
Tags: Франция, тактика, форт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments