Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

кой черт понес его на эту галеру?

"Мы касались бортами с фрегатом, я мог бы даже дотронуться до их пушки. Ее дуло пришлось прямо напротив нашей скамьи, так что те, кто бросился на пол, должны были получить весь заряд. Поняв это, я решил встать на скамью. Я был к ней прикован, что еще я мог сделать? Только смириться и ждать выстрела".

«Записки галерного раба» гугенота Жана Мартейля интересны не столько описанием ужасов заключения, сколько попытками их рационализировать. После 12 лет на галерах Дюнкерка и 3 ранений автор честно пытается понять, для чего все это было надо.
Вообще эпоха Людовика XIV - очень неплохая для Marine Royale. Но 20-25 % морского бюджета шло на содержание галерного корпуса. Корпус рос как на дрожжах, новые галеры строились беспрерывно, офицеры - сплошь аристократы (часто рыцари-мальтийцы), а результатов никаких.Collapse )

круговорот добродетели

«Новый отчет о Гвинее» капитана Уильяма Снелгрейва (1734) - очень приятное чтение. Перед нами предстает храбрый и умелый капитан, которого ценят хозяева, любит команда, уважают аборигены и даже пираты. Он беспрерывно творит добро, спасает туземных детей, а их вождей учит, что «главный закон человеческой природы - поступать с другими, как хочешь, чтобы поступали с тобой.» Пассажиры в восторге и поют хором песни в его честь, хлопая в ладоши. Этому, видимо, совсем не мешают их кандалы - Снелгрейв был капитаном невольничьего судна.Collapse )

east-west

Португальцы и испанцы ценили японцев гораздо выше, чем прочих азиатов. Воинственность, презрение к смерти, забота о чести - достойные качества, с точки зрения идальго. Правда, у этих добродетелей была и обратная сторона. «Японцы высокого мнения о себе, поскольку думают, что никто не может сравниться с ними в храбрости и владении оружием, и они смотрят свысока на всех чужеземцев. ...Они очень вежливы друг с другом, но презирают всех остальных.» («Письма» Ф.Хавьера).
Горячих южан впечатлял и самоконтроль самураев, их невозмутимость перед боем. «Они сдержанны в эмоциях и никогда их не показывают...Даже если двое - смертельные враги, они улыбаются друг другу и соблюдают все правила вежливости. И, улучив момент, выхватывают свои тяжелые мечи, острые как бритва, и убивают врага с первого-второго удара.» (Алессандро Валиньяно, «Жизнь святого Франсиско Хавьера»).Collapse )

(no subject)

Почему, собственно, я пишу про войну, а не про мир во всем мире? Просто это интересней. Как у Оруэлла: «оловянных солдатиков нечем заменить, оловянные пацифисты детям не понравятся». Миролюбие - качество похвальное, но довольно скучное.

Хотя взять, например, Генри Питмана. Трудно назвать скучным человека, ставшего прототипом капитана Блада. А он в воспоминаниях подчеркивал, что не брал в руки оружия, в армии Монмута лечил и своих раненых, и чужих. Во время бегства с Барбадоса взял в лодку бутыль с настойкой опиума, чтобы в случае поимки подлить в пищу врагам «и спастись от них без пролития крови.» Мирный человек, квакер, а какая биография!
Вообще в конце 17в. на море появилось немало квакеров-пацифистов. Не очень вяжется с традиционным образом английского моряка, особенно времен Моргана. Похоже, эпоха Кромвеля и голландских войн оказалась чересчур даже для них.Collapse )

до первого шторма

Из французского учебника «Занимательные и приятные задачи с числами» (изд.1624г.):
«На корабле плывут пассажирами 15 христиан и 15 турок. Они попадают в шторм, и капитан, чтобы спасти судно, приказывает бросить в море половину пассажиров. Их ставят в круг, и, считая с определенной точки, каждого 9-го швыряют за борт. Как расположить пассажиров, чтобы все христиане спаслись?»

Автор учебника нетолерантен. Как будто люди разных конфессий не могли мирно соседствовать на одной палубе! И ведь как раз в начале 17в. появилось много таких примеров. Причем в довольно неожиданном месте - в Берберии, где весь уклад жизни держался на морском джихаде и захвате христианских рабов.Collapse )

(no subject)

Капитан Э.Кук вспоминал, как его люди в 1709 спасли с необитаемого острова Александра Селкирка. «Он приветствовал их с радостью. Его пригласили на борт, но он сначала спросил, находится ли на корабле некий офицер, которого он знает. Узнав, что это так, Селкирк предпочитал остаться в своем одиночестве, чем плавать с ним, пока не услышал, что тот не командует.» Сильные были эмоции, если их не охладили 4.5 года робинзонады!

Подозреваю, что «некий офицер» - это не кто иной, как знаменитый Уильям Дампир, трижды кругосветчик. В 1704 (когда Селкирк остался на острове) Дампир был капитаном корабля «Св.Георг», а в походе 1709г. он был лишь лоцманом. Отношения с соратниками у него действительно не складывались.Collapse )

Два капитана

Я недавно цитировал хроники Антонио де Морга- очень интересный источник о Филиппинах 16-17в. А в отчете о флотском музее Мадрида выкладывал фото пушек и пуль с нао «Сан-Диего», поднятых со дна в 1990-х. Стоит написать, как именно «Сан-Диего» под командованием Морги оказался на дне- бой был поучительный.Collapse )

Понаехали тут

В этническом плане Филиппины 16в. - настоящий винегрет. Штук 15 основных языков, сотни диалектов. Затем добавился еще один элемент. После испанского завоевания экономика архипелага базировалась на поставках серебра из Мексики в обмен на китайский шелк. Само собой, в Лусоне тут же выросла большая китайская колония, в 20 раз превышавшая число испанцев. Филиппинские китайцы ("санглеи") быстро заняли ведущие позиции в торговле и ремеслах.

Отношение к ним было сложным. Польза от китайцев была очевидна. Но сама их многочисленность представляла опасность для маленькой испанской колонии, рассеянной по островам архипелага. А рядом- огромный Китай, вечная угроза вторжения. Санглеев испанцы справедливо считали пятой колонной. Ситуация могла взорваться в любой момент, что и случилось в 1603г, при довольно странных обстоятельствах.
Collapse )

Морской Музей (Museo Naval), Мадрид.

Вообще говоря, самое интересное в этом музее-прекрасные модели кораблей. Но как раз с ними ни одного приличного фото не получилось. Поэтому выложу остальное: артиллерию, холодное и огнестрельное оружие.
Collapse )

Военно-морской английский

«Ни один человек не станет моряком, если у него достаточно ума, чтобы попасть в тюрьму; потому что жить на корабле- все равно что сидеть в тюрьме, только с возможностью утонуть....в тюрьме у человека больше места, лучшая еда и обычно лучшая компания». (Сэмюэл Джонсон)
Это мое любимое высказывание о моряках. А вообще, по результатам этого поста о морской душе англичан http://antoin.livejournal.com/880017.html#cutid1 захотелось посмотреть, как такая всеобщая оморяченность влияла на язык. Как-никак, само прозвище англичан- "limey"(лимонники), имеет флотское происхождение (из-за лимонов-лаймов, которыми кормили в Ройял Нэйви для профилактики цинги). И, конечно, в современной бытовой английской речи осталось много идиом родом из парусного флота. Многие из них труднопереводимы, но есть и ничего себе.
Collapse )