Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

прогрессивное

Барселона занимает почетное место в заокеанской эпопее Испании. Там было напечатано первое сообщение об открытии Америки, там Колумб после возвращения встретился с католическими монархами и доложил о результатах похода. Барселонцы этим всегда гордились, и 60-метровый монумент Колумбу стал одним из символов города.
Времена меняются. На последнюю годовщину открытия Америки мэр заявила, что «это позор государства, нечего праздновать геноцид». Такие разговоры сейчас в Каталонии не редкость. Агрессивные испанцы всюду лезли, воевали и грабили, а мы - мирный цивилизованный народ, мы тут не при чем.

Строго говоря, основания у них есть. Каталония 15-17 веков в значительной степени сохраняла самоуправление, прежние свободы и привилегии. Местные законы (constituciones), соблюдать которые король Испании обязывался, запрещали посылать каталонцев на военную службу за пределы провинции. Добровольцами ехать могли, но редко хотели. Их участие в войнах империи свелось, главным образом, к нечастой отправке на фронт амнистированной шпаны, вроде tercio bandolero («бандитской терции») во Фландрии в 1588. Исключения, конечно, были (Лепанто), но в целом каталонцы «Золотого века» действительно сидели дома.Collapse )

великодушие смягчает сердца

Когда-то давно я написал пост о дуэлях в «Ромео и Джульетте». В Вероне «две равно уважаемых семьи» всю дорогу режутся на поединках, что вызывает у зрителя жалость и возмущение. Действительно, какая дикость - протыкать кого-то шпагой лишь потому, что он из другого клана. «Дуэль» и «вендетта» тут - почти синонимы.

Но Шекспир сам в Италии никогда не был. А вот его соотечественник Томас Хоби побывал в тех краях и узнал, как выглядит настоящая вендетта. В своих записках о Венеции 1549г. Хоби вспоминает :«Граф Саворньян плыл в гондоле по Гранд-каналу. У одного из домов стояла лодка для перевозки фруктов. На дне лодки, прикрытые циновками, лежали 7-8 человек с аркебузами. Когда гондола графа поравнялась с ними, они выстрелили все вместе, целясь в него. Когда Синьория узнала об убийстве, арестовали Франческо делла Торре, но, хотя его и подвергли пытке веревкой, он не признался в соучастии.»Collapse )

(no subject)

К середине 19в. с Испанией случилось несчастье: она стала популярна у туристов, включая французских писателей. Живописные оборванцы, творящие ножом чудеса, появились в романах Мериме и Готье. Особое место занимают путевые очерки «Испания» Ж.Давиллье (1862-73). Гюстав Доре нарисовал к ним сотни прекрасных иллюстраций: сплошные мантильи, бандерильи и метровые навахи.
Collapse )

Начало прекрасной дружбы

В волне некрологов Нейла Армстронга промелькнула забавная деталь, взятая из книги Д.Хансона «Первый человек». В 1972 Нейл посетил родину своих предков, шотландский город Лэнем (Langholm). Конечно, городские власти устроили астронавту торжественную встречу. Оригинальней всего было приветствие судьи Д. Грива. Надев свою мантию, он зачитал действующий закон (за 400 лет его никто не отменял), по которому любой человек по фамилии Армстронг, обнаруженный в городе, должен быть повешен. Нейл, посмеявшись, заметил, что много читал про историю края, и считает, что к его клану относятся несправедливо.
Collapse )

Ботаники о поножовщине

Об Аргентине 19в. знаю очень мало. Но мне показалось забавным, как изменения в социальной и экономической жизни страны отразились на такой части местной жизни, как ножевой бой гаучо. Или, вернее, на восприятии этого окружающими. Мнения самих аргентинцев о культуре гаучо часто очень пристрастны, и тогда, и теперь. Поэтому лучше посмотреть на мнение людей со стороны: англичан и ботаников в прямом смысле слова. 
Collapse )

Закон и порядок

Даже в бурный 16 век не было в Англии более хлопотливой работы, чем у "смотрителя пограничной марки" (March Warden) и его помощников. Война с Шотландией может начаться в любой момент. Народ по обе стороны границы (и скотты, и англы)-поголовно ворье в 10 поколении. Пограничные бандиты ("рейверы") вечно совершают налеты на своих и чужих, угоняют скот, уводят заложников (участвовать могло до нескольких сотен всадников). Семейные кланы сводят счеты с другими кланами, кровная месть плавно переходит в настоящие гражданские войны, с сожженными деревнями и сотнями трупов.

И всем этим должен заниматься смотритель. Защищать границу от врага, бороться с налетчиками (своими и чужими). Разрешать пограничные конфликты, для чего в дни перемирия встречаться с шотландским коллегой-смотрителем (иногда на этих встречах кого-то из них убивали). Пресекать кровную месть. В общем-поддерживать закон, порядок и цивилизацию. А в свободное время, конечно, самому с бандой угонять скот и мочить своих кровников (иначе кто ж его будет уважать?).Collapse )

(no subject)

Английские патриоты конца 16в. за многое ругали итальяно-французскую манеру дуэли: за новое оружие-рапиры и кинжалы, за пролитие крови по пустякам и т.д. А также-за сложную систему толкований, что именно может быть поводом к дуэли. Раньше-то все было по-нашему, по-английски: "пойдем выйдем"-и фальшоном по башке. А теперь так все запутано.
Collapse )

О "дуэльном бешенстве"


В связи с предыдущим постом перечитал  "Ромео и Джульетту" (честное слово, не нарочно, больше не буду). Почему-то это считается пьесой о любви. А ведь она совсем не о том, а о вещи куда более серьезной- "дуэльном бешенстве" матки, охватившем европейские столицы, включая Лондон, в конце 16-начале 17 вв. Шекспир, так сказать, бичует это сумасшествие, приводившее к морям крови. Во Франции в эти годы каждый четвертый дворянин был убит на дуэли-больше, чем во всех их гражданских войнах, вместе взятых. Пьеса оставляет впечатление какого-то безумия. Ощущение, что все решили срочно умереть. Все до одного персонажи, слуги, господа, мужчины, женщины, старики и дети, только и говорят о поединках, крови, мести, поводах к дуэли, "оскорбленной чести", убийствах и т.д., то и дело переходя к практике. Даже слуги рубятся по малейшему поводу и озабочены формальностями вызова ("Вы кусаете палец на меня, сэр?"). О молодых дворянах и говорить нечего.
Характерен разговор Меркуцио и Бенволио, в нем-сама суть пьесы. Меркуцио-задира, Бенволио-"глас разума", вечно пытающийся предотвратить ссору. Само его имя "говорящее", от итальянского Benvoglio, "хочу добра". И вот что Меркуцио говорит ему:

 Collapse )