Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

культура речи

Демократичность дуэлей на Юге США имела свои минусы - она давала лазейку демагогам, желавшим уклониться от поединка. Всегда можно выдвинуть невыполнимые условия, потребовать нелепое оружие. Или просто заявить, что, по твоему мнению, оппонент - не джентльмен, и тебе не ровня. В тамошних дуэлях традиционно допускалось разное оружие, от кулаков до винтовок, а определение «джентльмена» в обществе без дворян было довольно размытым. Как бороться с такими умниками?

В популярном «Кодексе чести» (1838) бывшего губернатора Южной Каролины Д.Вилсона часто встречается термин "post” (публиковать). “Если дуэлянт отказывается драться, его секундант должен сказать секунданту противника: «Я пришел на поле чести с трусом. Прошу извинить, что не знал его характер, вы можете его опубликовать» (post him)”. Когда оружие молчало, противника наказывали печатным словом.Collapse )

прогрессивное

Барселона занимает почетное место в заокеанской эпопее Испании. Там было напечатано первое сообщение об открытии Америки, там Колумб после возвращения встретился с католическими монархами и доложил о результатах похода. Барселонцы этим всегда гордились, и 60-метровый монумент Колумбу стал одним из символов города.
Времена меняются. На последнюю годовщину открытия Америки мэр заявила, что «это позор государства, нечего праздновать геноцид». Такие разговоры сейчас в Каталонии не редкость. Агрессивные испанцы всюду лезли, воевали и грабили, а мы - мирный цивилизованный народ, мы тут не при чем.

Строго говоря, основания у них есть. Каталония 15-17 веков в значительной степени сохраняла самоуправление, прежние свободы и привилегии. Местные законы (constituciones), соблюдать которые король Испании обязывался, запрещали посылать каталонцев на военную службу за пределы провинции. Добровольцами ехать могли, но редко хотели. Их участие в войнах империи свелось, главным образом, к нечастой отправке на фронт амнистированной шпаны, вроде tercio bandolero («бандитской терции») во Фландрии в 1588. Исключения, конечно, были (Лепанто), но в целом каталонцы «Золотого века» действительно сидели дома.Collapse )

круговорот добродетели

«Новый отчет о Гвинее» капитана Уильяма Снелгрейва (1734) - очень приятное чтение. Перед нами предстает храбрый и умелый капитан, которого ценят хозяева, любит команда, уважают аборигены и даже пираты. Он беспрерывно творит добро, спасает туземных детей, а их вождей учит, что «главный закон человеческой природы - поступать с другими, как хочешь, чтобы поступали с тобой.» Пассажиры в восторге и поют хором песни в его честь, хлопая в ладоши. Этому, видимо, совсем не мешают их кандалы - Снелгрейв был капитаном невольничьего судна.Collapse )

допризывная подготовка

95-й стрелковый полк армии Веллингтона (95th Rifles) в представлении не нуждается, сериал про Шарпа все видели. Но в фильме почему-то только oдин стрелок из Ирландии, сержант Харпер. В реале полк с самого начала набирал там много рекрутов (затем его сильно разбавили англичанами, но процент ирландцев всегда был высок). Служба предстояла трудная и опасная, и начальство считало, что «ирландцы менее избалованы и более выносливы, чем английские солдаты, и лучше подходят для подвижной легкой пехоты.»

Результат несложно предвидеть. Бен Харрис, завербовавшийся в 1803, позже много чего повидал «за теми холмами, в туманной дали». Первые впечатления, однако, запали в душу.
Collapse )

чья пика длиннее

«Часто люди, чьи пики оказались слишком коротки, исправляют этот дефект перьями».
(Генерал Р.Венэйблс, «Рассказ об экспедиции на Ямайку», 1677).

Испанская военная слава фактически закончилась к середине 17в., и обьяснений этому много. «Заклепочники» говорят об устаревшей тактике, архаичном вооружении (избыток пик, недостаток мушкетов), и т.д. Другие (например, Ф.Леон в «Дороге к Рокруа») видят причину в изнеженности и эгоизме испанских дворян, общем упадке империи. Эти вечные поиски виноватых - печальное зрелище. Лучше уж посмотреть на тех, чья звезда, наоборот, тогда взошла, и кого не заподозришь в косности и легкомыслии - на прославленную кромвелевскую «армию новой модели».

Collapse )

бои без правил

В Англии 19в. политические дуэли были скучны. Участники делают по одному выстрелу из пистолетов на благоразумной дистанции, и, приподняв цилиндры, едут домой. Дуэль превратилась в условность, кастовую привилегию, отличавшую замкнутый круг «джентльменов» от всякого сброда.
На юге США, наоборот, в это время дуэль стала одним из социальных лифтов. Корреспондент "Missouri Intelligencer” с красноречивым псевдонимом «Кинжальный пистолетчик» написал в 1821г., что «дуэль - самый маленький и скромный капитал, с которым человек может стать современным джентльменом.»

Это действительно так, и бурная история дуэлей Юга началась в конце 18в., сразу после получения независимости. На революционной волне в политику пришло много людей какого угодно происхождения, и они с энтузиазмом принялись подтверждать свой новый статус. При этом демократическая обстановка давала себя знать, и часто вместо дуэлей получались обыкновенные драки.Collapse )

east-west

Португальцы и испанцы ценили японцев гораздо выше, чем прочих азиатов. Воинственность, презрение к смерти, забота о чести - достойные качества, с точки зрения идальго. Правда, у этих добродетелей была и обратная сторона. «Японцы высокого мнения о себе, поскольку думают, что никто не может сравниться с ними в храбрости и владении оружием, и они смотрят свысока на всех чужеземцев. ...Они очень вежливы друг с другом, но презирают всех остальных.» («Письма» Ф.Хавьера).
Горячих южан впечатлял и самоконтроль самураев, их невозмутимость перед боем. «Они сдержанны в эмоциях и никогда их не показывают...Даже если двое - смертельные враги, они улыбаются друг другу и соблюдают все правила вежливости. И, улучив момент, выхватывают свои тяжелые мечи, острые как бритва, и убивают врага с первого-второго удара.» (Алессандро Валиньяно, «Жизнь святого Франсиско Хавьера»).Collapse )

плоды цивилизации

Ничего не имею против терминов «европейская цивилизация» и «варварство» применительно к Новому Свету. Но они требуют уточнения, особенно в военном плане. Все народы имели какую-то военную культуру, даже самые примитивные племена. Французы во время своих колониальных попыток в Бразилии имели возможность в этом убедиться.

Жан де Лери в 1550-х был не только впечатлен воинскими умениями индейцев тупинамба, но и увидел в них нечто до боли знакомое. «Когда армии разделяло 200-300 футов, они приветствовали друг друга облаком стрел. ...Их луки настолько длинней и крепче, чем во Франции, что француз вряд ли сможет натянуть этот лук, не то что выстрелить... Каждый, кто видел их стрельбу, согласится, что они, будучи голыми, стреляют очень быстро. Со всем уважением к добрым английским лучникам, наш дикарь, имея запас стрел в руке, которой держит лук, выпускает 12 стрел, пока англичанин выпустил бы 6.» («Путешествие в Бразилию»). Французу только дай сказать гадость про лонгбоу.Collapse )

(no subject)

К середине 19в. с Испанией случилось несчастье: она стала популярна у туристов, включая французских писателей. Живописные оборванцы, творящие ножом чудеса, появились в романах Мериме и Готье. Особое место занимают путевые очерки «Испания» Ж.Давиллье (1862-73). Гюстав Доре нарисовал к ним сотни прекрасных иллюстраций: сплошные мантильи, бандерильи и метровые навахи.
Collapse )

до первого шторма

Из французского учебника «Занимательные и приятные задачи с числами» (изд.1624г.):
«На корабле плывут пассажирами 15 христиан и 15 турок. Они попадают в шторм, и капитан, чтобы спасти судно, приказывает бросить в море половину пассажиров. Их ставят в круг, и, считая с определенной точки, каждого 9-го швыряют за борт. Как расположить пассажиров, чтобы все христиане спаслись?»

Автор учебника нетолерантен. Как будто люди разных конфессий не могли мирно соседствовать на одной палубе! И ведь как раз в начале 17в. появилось много таких примеров. Причем в довольно неожиданном месте - в Берберии, где весь уклад жизни держался на морском джихаде и захвате христианских рабов.Collapse )